ТЮНГСКИЕ ТУКУЛАНЫ В БАССЕЙНЕ РЕКИ ВИЛЮЙ

Лукин Василий Васильевич, Толстихин Октавий Несторович


Многие пассажиры теплоходов, идущих вверх по р. Лене, невольно обращают внимание на протяженный песчаный массив, возвышающийся над поверхностью высокой террасы с правого берега реки, немного выше устья р. Буотамы. В основании массива можно различить погребенную почву и даже стволы высохших деревьев. Нечто подобное наблюдается на правом берегу р. Лены, в районе острова Кыллах. Такого рода песчаные холмы возникают порой над крутыми склонами речных террас, сложенных песками, и представляют собой дюны, по-якутски – тукуланы. В «Словаре народных географических терминов» Э.М. Мурзаева дается следующее определение этому понятию: тукулан – «песчаный бугор, голый, не заросший растительностью песок»; «ландшафт бугристых песков» в Якутии [1]. На территориях, примыкающих к долине р. Лены, тукуланы занимают незначительные участки. Свое наибольшее развитие в Якутии они получили в бассейне р. Вилюй и его притоках. Подвижные и частично закрепленные растительностью пески образуют самую северную на поверхности Земли полупустыню.

Подвижные пески обычны для аридных и субаридных регионов, где много солнца, частые ветры и мало дождей, а в столь высоких широтах, в пределах мерзлой зоны, их появление и распространение являются труднообъяснимыми. Тукуланы представляют несомненный научный и практический интерес. Знание природы и динамики формирования тукуланов необходимы для прогноза дальнейшего развития ландшафтов высоких речных террас Центральной Якутии, сложенных песками. Особое значение приобретает подобный прогноз в связи с происходящим потеплением климата: реакция на это потепление ландшафтов Центральной Якутии до сего времени остается невыясненной.

Обычно подвижные барханы песчаных пустынь не имеют источников пресных вод, пригодных для питья. Пустыни хранят в себе тайны многих трагедий путников, потерявших ориентировку и не обнаруживших спасительный колодец или оазис. В отличие от пустынь аридных и субаридных областей на территории развития тукуланов в Якутии распространены озера, различные по своему происхождению, однако генетически связанные с тукуланами.


Первые исследования районов развития перевеваемых песков Центральной Якутии в середине XIX столетия проведены экспедициями российских землепроходцев – Р.К. Маака и его коллег. Материалы этих исследований носят описательный характер и в настоящее время представляют лишь историческую ценность.

Современные тукуланы развиты в Якутии преимущественно в четырех районах: в бассейне р. Хоруонка (левый приток р. Лены); в среднем и нижнем течении р. Линде (левый приток р. Лены); в низовьях р. Тюнг (левый приток р. Вилюя); по правобережью нижнего течения р. Вилюй.

В результате полевых исследований [2], анализа картографического материала и дешифрирования аэрофотоснимков выделен ареал распространения тукуланов, который можно обозначить как область эоловых образований Центральной Якутии. Ее площадь равна 53,4 тыс. км2, а координаты крайних точек таковы: на севере – 66° 50, с. ш., 122° 40, в. д.; на юге – 62° 50,с. ш., 121°40,в. д.; на западе – 63° 40,с. ш., 120° 10, в. д.; на востоке – 63° 40, с. ш., 125° 50,в. д.


Исследованный нами летом 2003 и 2004 гг. массив полузакрепленных песков Улахан Тукулан входит в Тюнгский тукулановый район. Расположен он на поверхности левобережной высокой террасы в среднем течении р. Тюнг – крупного левого притока р. Вилюй. Площадь этого массива составляет более 68 км2, протяженность – 17,5 км, максимальная ширина – 7 км и средняя – 5,5 км. В плане ареал распространения тукуланов имеет неправильную овальную форму, как бы сжатую в сторону реки и вытянутую в широтном направлении. По определению П.Д. Павлова площадь этого массива достигает 167 км2, однако этот автор включает сюда обширную территорию, занятую тукуланами к юго-востоку от р. Джиппа – левого притока р. Тюнг [2].

Массив представляет собой систему гряд, бугров и дюн, ориентированных с северо-запада на юго-восток. Серповидные дюны имеют высоту 3-5 м, ширину – 50- 60 м. Наветренный склон пологий – 5-15°, ширина котловин выдувания достигает 80-100 м.

Предложено немало гипотез о происхождении тукуланов [2, 3, 4]. В их основе – две принципиально различные концепции:

1) тукуланы – продукт перевевания аллювиальных отложений;

2) тукуланы – самостоятельные генетические образования эоловой природы, накопленные в результате ветрового переноса песчаного материала сильными ветрами.

Сторонники первой концепции считают, что пески, занимающие обширные территории, являются реликтами аллювиального комплекса, который в процессе накопления и после его формирования подвергся эоловой переработке. В этой связи следует отметить, что тукуланы Центральноякутской равнины приурочены к песчаным комплексам как раз на контакте выходов юрских песков и слабосцементированных песчаников. Еще С.С.Кузнецов предположил, что «верхнеюрские пески, слагающие ныне правобережье Тюнга, на левом берегу подверглись в прошлом сильному воздействию быстротекущих водных артерий, были размыты, выведены из коренного залегания, перемыты и вновь отложены на месте своего первичного положения» [4, стр. 94].


В результате изучения тукуланов было установлено, что древние и современные эоловые образования сосредоточены в области миграции древних рек – Пралены, Правилюя, Пратюнга и Пралинде [2, 3]. Значительные отклонения русел соседних рек, протекавших почти в одном направлении, были обусловлены перемещением оси погружения Вилюйской впадины на запад в условиях эпейрогенических движений земной коры. В зоне миграции русел упомянутых рек сформировались своеобразные ландшафты. Они характеризуются обширными площадями песков – движущихся или полузакрепленных кедровым стлаником. Ландшафты унаследовали ареалы распространения отложений русловой фации с участками, сложенными супесями и песками, которые имеют древние прирусловые песчаные гряды, ныне покрытые сосновым лесом. Древние русла рек превратились в бесчисленные озера – речные старицы, придающие полупустынным ландшафтам совершенно неожиданный контрастный колорит.

Примечательно, что русло р. Лены ниже устья р. Вилюй, в районе Жиганска, отклонилось на запад примерно на 15-20 км. Выше зоны миграции русла р. Лены, на склонах хребтов Орулгана, лежит область мореных бугров и ледниковых озер. Причем мореные отложения в долинах рек часто переслаиваются с древним аллювием. Подобные факты дают основание предположить, что начало миграции русел рек совпадает с последним горным оледенением позднего плейстоцена (20-18 тысяч лет назад). Это было время, когда долина р. Лены в районе Жиганска и так называемой нижнеленской «трубы» была перегорожена ледниками, спускавшимися с верхоянских гор, в результате чего в пределах Центральноякутской равнины образовался обширный замкнутый пресноводный бассейн. На его дне накапливались мощные толщи песчаных отложений русловой, пойменной и дельтовой фаций [2, 3, 5].


По мнению приверженцев второй концепции (Г.Ф. Лунгерсгаузена, В.В. Колпакова и др.), сочетание широкого развития ветрогранников – своеобразных обломков горных пород, форма которых во многом определена воздействием на них воздушных потоков, несущих песок и пыль, и скопления мощных дюнных песков происходило в результате эолового переноса песчаного материала интенсивными ветрами юго-восточного направления. Возможно, эти ветры были обязаны грандиозному «аэродинамическому коридору» над Центральной и Северной Якутией [4].

Придавая большое значение эоловому осадконакоплению в строении средневысотных террас рек, сторонники второй концепции выделяют самостоятельные пачки и даже погребенные горизонты эоловых образований в аллювиально-эоловых комплексах булкурской (в низовьях р. Лены) и бестяхской (среднее течение реки) свит. Эти «реликтовые тукуланы», бесспорно, доголоценовые и, как правило, находятся в отдалении от русловых потоков современных рек [4].

Массив Улахан Тукулан четко ограничен от окружающей территории 2-3-метровым круто осыпающимся песчаным валом. Песок этого вала засыпает молодые и зрелые сосны и лиственницы, в результате чего часть деревьев, особенно молодых, усыхает. Это явление может свидетельствовать о наступлении массива перевеваемых песков на тайгу, но очень медленном, вследствие частичной закрепленности песчаного вала кустарничковой растительностью.


Граница массива доходит до южного берега озера Майадал. Песчаный вал там не закреплен растительностью, и песок осыпается с его крутого склона прямо в воду. Судя по обращенным на север верхушкам поваленных ветром деревьев, можно предположить значительную силу ветра и возможность переноса песка на поверхность озера.

Песчаный массив в двух местах также выходит к берегу р. Тюнг, где он образует крутой склон (высотой 10-15 м), по которому песок осыпается в воду. По характеру поверхности этого песчаного массива видно, что песок переносится в северном, северо-западном и северо-восточном направлениях в пределах обширного поля дефляции.

На старых картах масштаба 1:100 000 показана дорога, идущая по южному берегу оз. Майадал и подножию склона северного и северо-восточного песчаного вала, следующая далее в г. Вилюйск. Эта дорога интенсивно использовалась в 40-50-х годах ХХ в. При осмотре тукулана мы обнаружили перекрытые песчаным массивом отдельные отрезки дороги.

В песчаном массиве Улахан Тукулан, как и в других, отмечается значительное движение песчаного материала в зоне аккумуляции – в подветренных частях дюн. Перевевание песков происходит также внутри массива, в зонах дефляции и переноса. Об этом свидетельствует довольно частая (до трех раз, в шурфе глубиной 2,5 м) смена горизонтальной и косой слоистости песка с глубиной, которая соответствует двум этапам формирования поверх-ности в точке наблюдения: этапы преимущественной работы текучих вод и этап перевевания песков ветром.


Таким образом, в настоящее время происходит очень медленное разрастание площади массива Улахан Тукулан по всем направлениям, кроме южного. Особенно четко это видно на северной и северо-западной окраинах массива.

Для понимания динамики развития тукуланов в бассейне р. Тюнг интересны наблюдения за ленскими тукуланами (в пределах природного парка «Ленские Столбы»), которые вели сотрудники Института мерзлотоведения СО РАН И.С. Васильев и В.В. Самсонова в 1999-2000 гг. [4]. Особенности расположения и морфологии массива Саамыс-Кумага, наиболее крупного из ленских тукуланов, указывают на то, что он сформирован ветрами одного направления – западно-юго-западного, параллельного современному руслу реки. Признаков значительного воздействия на массив ветров других направлений на местности и на аэрофотоснимках не отмечено. Анализ разновременных снимков показал, что за последние 20 лет подвижек массива не наблюдается, а происходит лишь модификация эолового микрорельефа на поверхности трех параболических дюн.

Эоловый перенос песчаных частиц с открытых обнажений береговых уступов осуществляется сильными ветрами, вызываемыми активизацией циклонической деятельности и повышением турбулентности воздушных потоков. При этом можно различать сильные ветры, вызываемые процессами макро-, мезо- и микроклимата.

Восходящие по склонам сильные дневные ветры бризовой циркуляции являются прямыми агентами переноса речных песков на более высокие геоморфологические уровни. Пески, переносимые из речных долин на водоразделы, С.С. Коржуев назвал мигрирующими. По его мнению, миграция песков особенно интенсивно идет по распадкам коренного берега [4, 6].


Для выяснения природы морфологии поверхности массива Улахан Тукулан и степени закрепления песков растительным покровом были обследованы, с учетом экспозиции склонов, два типовых участка. Первый (150x150 м) находится в одном километре к юго-западу от оз. Тукулачи, на границе перехода к тукулан-лиственничной тайге. К северу от границы перехода начинается лиственничная толокнянковая тайга. Край массива представляет собой крутой осыпающийся гребень. На вершине бугров представлены ассоциации зарослей карликовой березы, багульника. К югу опускается (~10°) наветренный склон, имеющий форму серпа, совершенно незакрепленный, постепенно переходящий в котловину выдувания. На ее поверхности наблюдаются отдельные холмики, образованные скоплением песка у лежащих сухостоев. К югу котловина выдувания постепенно сменяется песками, закрепленными соснами и лишайниковыми коврами. Склон пологий, поднимается примерно до 5-10°. Степень закрепления растительностью – 50%. Песок на поверхности котловин выдувания белый, много иголок сосны. Травянистые ассоциации из горца узколистого, вейника ложнотростникового, вейника наземного, ожики многоцветковой представлены лишь на вершинах бугров и гряд, распространяясь незначительно по южному наветренному склону.

Второй типовой участок (150x150 м) находится в двух километрах к югу от оз. Майадал. Участок с типичным микрорельефом представляет собой правый «рог» гигантской серповидной дюны. С севера на юг меняются формы микрорельефа: лиственнично-сосновое багульниково-лишайниковое редколесье обрывается на подветренном склоне дюны высотой 2,0-2,5 м; многие деревья растут как бы из песка, то есть они им просто засыпаны. Вершины бугров покрыты зарослями карликовой березы, багульника и в очень малых количествах – толокнянки. Пологий (~10°) наветренный склон совсем не закреплен растительностью. Лишь в самом конце «рога» на относительно высоком поднятии имеются сравнительно густые заросли вейника наземного и вейника ложнотростникового. Наветренный склон к югу постепенно поднимается и закрепляется сосновыми редколесьями с лишайниковым покровом, однако закрепленность этого склона не превышает 20%.


Измерение морфометрических данных дюн и котловин выдувания, выяснение их пространственной ориентации проводилось у оз. Майадал и к югу от него. Пески там образуют систему гряд, бугров и дюн, ориентированных с северо-запада на юго-восток. Форма дюн серповидная. Высота их достигает 3-5 м, ширина – до 50-60 м. Наветренный склон – пологий (5-15°), подветренный – крутой (30-40°). Ширина котловин выдувания достигает 80-100 м. «Рога» дюн направлены на юго-восток.

Озерные впадины на площади развития тукуланов имеют дефляционное и суффозионное происхождение. Более распространены впадины дефляционного происхождения, представляющие собой различные по размерам котловины выдувания, слабо выраженные в рельефе. Они характеризуются незначительной глубиной, большой мощностью илистых донных отложений. Обычно они имеют неправильное очертание в плане, широкую заболоченную прибрежную полосу.

Озера другой группы встречаются реже. Они отличаются большой глубиной (15-25 м), отсутствием мощных илистых отложений, незначительными размерами. В плане они имеют форму правильного круга. Озерные котловины оконтурены песчаной бровкой [7].

На территории массива Улахан Тукулан имеется несколько озер, наиболее крупные из которых – Майадал и Тукулачи. Оба озера суффозионного происхождения. Озеро Майадал диаметром в среднем 2,5 км находится на северной оконечности массива Улахан Тукулан. Дно песчаное, вода мутная зеленоватого цвета, по всему озеру редко произрастает тростник. С северо-запада до середины озера вклинивается мель с растущим на ней тростником (другой растительности нет). С севера к берегу озера примыкает лиственничная тайга, с юга начинаются пески в форме песчаного вала. На озере обитают чернозобые гагары.


Озеро Тукулачи находится на востоке массива. К северу от него простирается лиственничная тайга. Южный, западный и восточный берега представлены закрепленными песками с сосново-березовыми редкими лесами. Озеро Тукулачи зарастает более интенсивно, нежели Майадал, хотя уровень воды в нем повышается: об этом свидетельствует наличие большого количества сгнивших березок в прибрежной зоне озера. Факт подъема воды в озере подтверждают и местные жители. Вода мутная со специфическим запахом, в мелководье – заросли водорослей. Из растений обычен тростник. Оба озера показались нам очень глубокими.

В северо-западной части массива Улахан Тукулан мы обнаружили более десяти видов растений: сосну обыкновенную, лиственницу даурскую, березу плосколистную, березу карликовую (стелющуюся), багульник обыкновенный, горец узколистный, вейник ложно-тростниковый, вейник наземный, ожику многоцветковую, колокольчик Лангсдорфа, толокнянку обыкновенную и один вид лишайника. Растительность тукуланов скудна (по видовому составу), но необычна: флагообразные сосны, стелющиеся березки; встречаются наполовину погребенные песком громадные засохшие деревья.

Известный на тукуланах, распространенных в бассейнах рек Линде, Хоруонки и на побережье р. Вилюй, кедровый стланик распространен и на массиве Улахан Тукулан, к юго-востоку от р. Джиппа. Но на обследованной нами части массива он не обнаружен.

Животный мир массива Улахан Тукулан отличается скудным видовым составом и малым количеством особей. На песчаном массиве установлен факт давнего гнездования хищной птицы неизвестного вида (возможно, ястреба-тетеревятника). Гнездо из ветвей лиственницы и кустарников диаметром 65-70 см находилось в среднем отделении рухнувшей геодезической вышки. Вокруг вышки в радиусе 30-40 м много засыпанных костей зайца-беляка и обнаженных у возвышенностей; на песке – следы зайца, что свидетельствует о существовании этого зверька в соседних лесных массивах. На оз. Майадал обнаружены пять чернозобых гагар, на озере Тукулачи отмечены один выводок кряквы и многочисленные стайки чирка-свистунка. На песке также найдены следы лося, медведя, журавля, ворона и мелких птиц. Из насекомых весьма примечателен муравьиный лев, использующий для добычи ловчую яму. Если к нему в яму попадает насекомое, он мгновенно хватает его и увлекает в песок. Шансов спастись для угодившего в яму насекомого практически нет – стенки ямы постоянно осыпаются и не дают ему выбраться. Таких ям, расположенных, в основном, у полузакрепленных песков, очень много.


Тукуланы – это природный феномен. Не каждый, даже опытный географ может поверить в существование подвижных песков на ... вечной мерзлоте! Тукуланы привлекательны и как объекты познавательного туризма. Синее небо и водная гладь, желто-белые песчаные дюны в обрамлении зеленой растительности представляют яркое незабываемое зрелище.

Работы, проведенные авторами этой статьи в течение двух полевых сезонов, заключались в комплексном наблюдении природных процессов, происходящих на тукуланах. В последующих исследованиях планируется акцентировать внимание на вопросах генезиса и динамики тюнгских тукуланов, с использованием методов провешивания реперов, анализа поперечных спилов деревьев и аэрофотоснимков разных лет.


Литература

1. Мурзаев Э.М. Словарь народных географических терминов. – М.: Мысль, 1984. – С. 563.

2. Павлов П.Д. Географическое распространение эоловых песков в Центральной Якутии // Эоловые образования Центральной Якутии. – Якутск: Институт мерзлотоведения СО АН СССР, 1981. – С. 18-30.

3. Зольников В.Г., Попова А.И. Палеогеографическая схема четвертичного периода равнины Центральной Якутии // Труды Института биологии. – М.: Изда-тельство АН СССР, 1957. – Вып. 3. - С. 5-8.

4. Самсонова В.В., Васильев И.С. Климатические предпосылки образования современных природных дюн на реке Лене // География и природные ресурсы. – Якутск: Изд-во Института мерзлотоведения СО РАН, 2000. – Вып. 1. – С. 94-99.

5. Развитие ландшафтов и климата Северной Евразии / Отв. ред. А.А. Величко. – М.: Наука, 1993. – Вып. 1. – С. 58.

6. Якутия / Отв. ред. С.С. Коржуев. – М.: Наука, 1965. – С. 102-104.

7. Шепелёв В.В. Подземные воды тукуланов Центральной Якутии // Эоловые образования Центральной Якутии. – Якутск: Институт мерзлотоведения СО АН СССР, 1981. – С. 32-33.


Лукин Василий Васильевич
аспирант ЯГУ
Толстихин Октавий Несторович
доктор геолого-минералогических наук, профессор ЯГУ.


`На
`Институт
Яндекс.Метрика