ИЗ ИСТОРИИ УЧРЕЖДЕНИЯ ЛЕНСКОГО ПАРОХОДСТВА

Казарян Павел Левонович

На одной из величайших рек не только России, но и мира – сибирской р. Лене – в конце XIX в. было организовано срочное (т.е. регулярное) почтово-пассажирское сообщение.

Впервые прошение на имя генерал-губернатора Восточной Сибири, графа Николая Николаевича Муравьева-Амурского об учреждении акционерной компании – пароходства на реке Лене – подал в 1857 г. проживающий в Иркутске отставной штаб-лекарь, надворный советник Иван Сергеевич Персин. Предложение было поддержано генерал-губернатором, но дальнейшего развития не получило.

И.С. Персин подал прошение вторично 30 марта 1861 г. на имя иркутского гражданского губернатора, действительного статского советника П.А. Извольского с предложением о даровании ему «десятилетней привилегии на право заведения пароходов на реке Лене» и четырехлетнего срока «со дня выдачи привилегии до начатия пароходного плавания» [1]. Извольский поддержал ходатайство Персина и 7 апреля представил прошение генерал-губернатору Восточной Сибири, генерал-майору Михаилу Семеновичу Корсакову.

23 мая 1861 г. по существу этого прошения Корсаков сообщал министру финансов А.М. Княжевичу: «Хотя, по моему крайнему убеждению, всякая привилегия вредна, как право, стесняющее предприимчивость и соревнование во всяком общеполезном деле (курсив мой. – П.К.), но в настоящем случае, имея в виду неопровержимые факты – малонаселенность Приленского края, с одной стороны, и богатство его естественных произведений – с другой, я прихожу к тому заключению, что успешней обмен многих и важных сырых материалов Якутского края и все желаемые последствия имеющей развиться при сем деятельности торговой и промышленной, зависят от устройства пароходства по Лене…» [2].

Переписка между министерствами финансов и внутренних дел, Сибирским комитетом и генерал-губернатором Восточной Сибири привели к тому, что М.С. Корсаков 1 сентября 1861 г. изменил свое отношение и утвердился во мнении, «что не следует уже никому давать никакой бы то ни было на пароходство по Лене привилегии», а Министерство финансов 9 ноября 1861 г. вынесло окончательный вердикт о том, чтобы «…вообще учреждение и содержание пароходства по этой реке оставлено было для всех свободным» [3].

Таким образом, в ноябре 1861 г. была подведена черта под одним из основополагающих принципов образования пароходства на р. Лене: оно должно быть организовано без предоставления каких-либо привилегий со стороны казны, при условии сохранения свободной конкуренции между претендентами.

Появление на р. Лене в июле 1862 г. первого парохода, принадлежавшего иркутскому первой гильдии купцу Ивану Степановичу Хаминову, и совершение первого рейса от Верхоленска до Якутска открыло новую страницу в истории судоходства на этой реке.

Здесь уместно еще раз, вслед за С.В. Гузенковым [4], подчеркнуть, что всякие упоминания в литературе о появлении первого парохода на р. Ле-не в 1856, 1858, 1861 гг. лишены всяких достоверных оснований. К сведениям С.В. Гузенкова добавим, что уже в упомянутой переписке М.С. Корсакова в 1861 г. об открытии И.С. Персиным и другими лицами пароходства на р. Лене нет ни одного упоминания о курсирующем по реке пароходе. Одни просители пишут о заказе на постройку парохода в течение двух предстоящих после 1861 г. навигаций, иные – пустить уже заказанные пароходы в плавание в 1862 г. [5].

Первая же пароходная компания на р. Лене – «Ленско-Витимское пароходство» – была учреждена 30 марта 1864 г. иркутскими первой гильдии купцами Михаилом Александровичем Сибиряковым и Иваном Ивановичем Базановым. В состав учредителей компании 15 октября 1864 г. вошли первой гильдии купцы И.Н. Трапезников и Я.А. Немчинов [6].

Так как учредители пароходной компании одновременно являлись владельцами золотых промыслов в Олекминском округе, пароходство развернуло свою деятельность в основном в верховьях р. Лены, до Мачинской резиденции золотопромышленников, и по р. Витим. До Якутска совершалось не более трех рейсов в навигацию, и то в конце июля – августе.

Появление в 60-70-х годах XIX в., наряду с «Ленско-Витимским пароходством», новых пароходовладельцев не сняло с повестки дня вопрос об оживлении пароходного сообщения на р. Лене. В этом были заинтересованы как власти, так и частные лица – предприниматели Приленского региона. Владельцы пароходов сначала удовлетворяли собственные потребности – их интересовало, как и прежде, верховье Ленского бассейна. Обращения властей Восточной Сибири в начале 80-х годов к золотопромышленникам - пароходовладельцам о совершении на условиях казны рейсов для перевозки почты по р. Лене не нашло у них отклика. По этому поводу генерал-губернатор Восточной Сибири, генерал-лейтенант Дмитрий Гаврилович Анучин после навигации в 1883 г. с горечью писал: «…по р.р. Ленского бассейна ходят: пять пароходов золотопромышленной Ко Немчинова, Сибирякова и др., два парохода бр.[атьев] Дмитриевых и два парохода купца Шмотина, но срочных рейсов пароходы эти не делают (курсив мой. – П.К.), а занимаются исключительно перевозкою на золотые промыслы грузов и рабочих».

13 декабря 1883 г. с большими надеждами Д.Г. Анучин сообщил министру внутренних дел, графу Д.А. Толстому о заявлении иркутского первой гильдии купца Федора Ивановича Пахолкова «…учредить по р. Лене срочное пароходство для перевозки почты, пассажиров и арестантских партий…». Из-за границы телеграфировал Иннокентий Михайлович Сибиряков, выразивший желание «…принять на себя учреждение срочного пароход-ства на Лене» [7].

Оба претендента представили уставы учреждаемого пароходства. Однако, если Ф.И. Пахолков отправным пунктом избрал село Усть-Кут, то И.М. Сибиряков – станцию Тарасовская, на 205 верст выше по р. Лене. Спустя два года после начала рейсов последний обязался отправным пунктом сделать пристань Жигаловское, выше Тарасовской на 138 верст. Кроме того, «…плата, назначенная Сибиряковым за перевозку почты, арестантов, нижних воинских чинов и частных пассажиров» оказалась, «значительно дешевле определенной Пахолковым». Поэтому генерал-губернатор рекомендовал министру поддержать предложения И.М. Сибирякова.

На устройство пароходства Сибиряков должен был потратить 600 тыс. руб., а ежегодное его содержание обходилось бы около 210 тыс. руб. Совещание с министрами внутренних дел и финансов, начальником Главного тюремного управления, членами особой комиссии из представителей министерств внутренних дел, финансов, путей сообщения, военного, государственных имуществ и государственного контроля, при участии генерал-губернатора Восточной Сибири графа Алексея Павловича Игнатьева, обсудило вопрос об открытии пароходства по р. Лене, назначило ежегодное пособие от казны в размере не свыше 168 тыс. руб. и поручило Министерству путей сообщения войти в Комитет министров с представлением.

16 июля 1885 г. Комитет министров принял принципиальное решение: «Признать учреждение срочного почтово-пассажирского пароходства по р. Лене, хотя бы с пособием от казны, настоятельно необходимым». Министерству было поручено выйти с представлением в Государственный совет. 9 августа 1885 г. Александр III утвердил решение Комитета министров [8].

Министр путей сообщения генерал-адъютант Константин Николаевич Посьет 8 октября 1885 г. вышел с представлением в Государственный совет, с приложением «Положения о срочном почтово-пассажирском пароходстве по р. Лене», состоящим из 32 параграфов.

Однако дело так и не дошло до заседания Государственного совета. 6 декабря 1885 г. И.М. Сибиряков, находящийся в Санкт-Петербурге, известил Министерство путей сообщения и телеграфировал генерал-губернатору Восточной Сибири о своем отказе «от учреждения срочного почтово-пассажирского пароходства на Лене» [9].

Хотя в телеграмме к генерал-губернатору И.М. Сибиряков не объяснил причины своего отказа, но несомненно то, что решающими в этом вопросе стали условия порейсовой платы со стороны казны (не свыше 168 тыс. руб.), которые не окупали бы даже ежегодных расходов. Тем не менее, положительным моментом двухлетней переписки между местными и центральными органами власти, а также ведомствами было определение насущной потребности Приленского края в почтово-пассажирском пароходстве, выработка условий, в том числе и казенного финансирования его содержания.

Прошло около трех лет, прежде чем появился новый претендент. В конце 1888 г. на имя иркутского генерал-губернатора А.П. Игнатьева поступил проект от нижне-удинского второй гильдии купца Николая Егоровича Глотова, уже имевшего опыт в организации речных сообщений на р. Лене [10]. Компаньонами Глотова по учреждению пароходства на первоначальном этапе выступали иркутский мещанин И.И. Минеев и киренский мещанин А.М. Кавинин, отошедшие впоследствии от дел.

Обращение и проект устава обсуждались не только в Иркутске, но и Якутске. Так, получив указания обсудить проект устава пароходства, якутский губернатор, статский советник Владимир Захарович Коленко 23 августа 1889 г. внес его на рассмотрение общего присутствия Якутского областного управления. В результате были дополнены и уточнены некоторые пункты устава учреждаемого пароходства и принято решение: «Ходатайствовать перед г. Главным Начальником края (т.е. иркутским генерал-губернатором. – П.К.) о содействии учреждению пароходства по реке Лене до Якутска, хотя бы от Усть-Кута, с будущего 1890 года…» [11].

Однако потребовалось еще пять лет, пока проект Н.Е. Глотова дошел до завершающей стадии. Совместное заседание департаментов Государственной экономии и Законов Государственного совета 30 декабря 1893 г. после обсуждения условий и проекта договора по устройству и содержанию срочного почтово-пассажирского пароходства по р. Лене приняло проект положения, первый пункт которого гласил: «Предоставить Иркутскому Генерал-губернатору заключить договор об устройстве и содержании срочного почтово-пассажирского пароходства по реке Лене с предпринимателем нижне-удинским купцом Н.Е. Глотовым сроком на двенадцать лет начиная с 1894 г., согласно выработанным Министерством Путей Сообщения проектам основных условий, исправленным по преподанным Государственным Советом указаниям, с выдачею названному предпринимателю из казны: а) порейсовой платы, в размере не свыше пятидесяти пяти тысяч рублей в год в течение первых двух лет содержания пароходства и не свыше шестидесяти тысяч рублей в год в течение остальных десяти лет и б) беспроцентной ссуды в шестьдесят тысяч рублей, подлежащей погашению в течение шестилетнего срока, считая со времени выдачи оной, ежегодно равными частями по десяти тысяч рублей, с удержанием сих денег из первых, в каждом году, платежей порейсовой платы…». Обсудив выработанный проект, Общее собрание Государственный совета, под председательством Великого князя Михаила Николаевича, 14 февраля 1894 г. поддержало его и представило на Высочайшее утверждение. 28 февраля 1894 г. предложение Общего собрания Государственного совета «…об устройстве срочного почтово-пассажирского пароходства по р. Лене…» Александр III «утвердить соизволил и повелел исполнить» [12].

Однако с подписанием договора и открытием пароходства в навигацию 1894 г. вышла накладка. Дело в том, что шестой год продолжались всевозможные обсуждения проблемы открытия пароходства на р. Лене. Естественно, за все эти годы доверенные (управляющие) пароходами Н.Е. Глотова на р. Лене добросовестно выполняли свои обязанности, в которые входил поиск подрядов и задействование пароходов в навигацию.

Так поступил при подготовке к навигации 1894 г. и доверенный Н.Е. Глотова – читинский мещанин Яков Александрович Подглазов. Получив известие о Высочайшем повелении, он обратился 23 мая 1894 г. с заявлением к иркутскому генерал-губернатору Александру Дмитриевичу Горемыкину: «…Дело об учреждении Ленского пароходства начато в 1889 году (вернее, в 1888 г. – П.К.), т.е. тянется уже пять лет. Не полагая, чтобы оно могло быть решено в настоящем году, я в видах соблюдения интересов моего доверителя, ранее получения известия о разрешении передать Ленское пароходство в его руки, позаключив уже условие на доставку грузов на прииски Витимской системы, и в настоящее время пароходы моего доверителя заняты доставкою; это лишает меня возможности подписать договор с Правительством без изменения § 2…» Я.А. Подглазова просил перенести срок открытия пароходства с 1894 г. на 1895 г.

27 мая 1894 г. А.Д. Горемыкин, в свою очередь, известил о просьбе Я.А. Подглазова министров внутренних дел И.Н. Дурново и путей сообщения А.В. Кривошеина, подчеркнув, что, в случае открытия пароходства, в 1894 г. казна понесет более 89 тыс. руб. убытка, не считая тех незапланированных в смете расходов сумм, которые должны быть выданы Н.Е. Глотову [13]. Генерал-губернатор просил министров отсрочить открытие пароходства до следующего года. Доводы генерал-губернатора и аргументы доверенного Н.Е. Глотова нашли понимание у ведомств, и открытие почтово-пассажирского пароходства на р. Лене было отсрочено до навигации 1895 г.

Вот почему договор «на устройство и содержание срочного почтово-пассажирского пароходства сроком на 12 лет, т.е. до начала навигации 1907 г., между представителем Правительства – иркутским генерал-губернатором, генералом от инфантерии А.Д. Горемыкиным и нижнеудинским первой гильдии купцом Н.Е. Глотовым» был подписан 29 ноября 1894 г. – Н.Е. Глотовым и лишь 28 января 1895 г. – А.Д. Горемыкиным [14].

Таким образом, 28 января 1895 г. завершился 38-лет-ний период поисков, предложений и обсуждений проблемы учреждения регулярного почтово-пассажирского сообщения по великой сибирской реке Лене. Это стало под силу только талантливому и дальновидному предпринимателю, нижнеудинскому, а с 1898 г. – иркутскому первой гильдии купцу Николаю Егоровичу Глотову. Именно ему суждено было открыть новую страницу в экономической жизни всего Приленского региона, внести новое в систему путей сообщения Северо-Востока России. 10 мая 1895 г. с Тарасовской станции в Якутск вышел в первый еженедельный рейс пароход «Пермяк» (капитан - иркутский мещанин Н.В. Могилев).

В год открытия пароходства, в 1895 г., Н.Е. Глотов владел четырьмя пароходами – «Пермяк», «Витим», «Якут», «Почтарь», буксирным пароходом «Работник» и шестью железными баржами (вместимостью: одна – 2 тыс., три - по 6 тыс., две – по 14 тыс. пудов). В двух шеститысячниках имелись помещения для перевозки 131 и 121 арестантов с конвоем [15].

30 октября 1896 г. генерал-губернатором А.Д. Горемыкиным и Н.Е. Глотовым был подписан первый дополнительный договор, по которому с навигации 1897 г. исходным пунктом для рейсования была назначена Усть-Кутская почтовая станция, а ежегодная порейсовая оплата должна была составлять не свыше 50 737 руб. 50 коп.

По второму же дополнительному договору, заключенному 22 апреля 1900 г. между А.Д. Горемыкиным и доверенным Н.Е. Глотова горным инженером, действительным статским советником Александром Ивановичем Лушниковым, был установлен второй недельный рейс на 7 лет, начиная с навигации 1900 г., с порейсовой оплатой за навигацию не свыше 42 230 руб. 60 коп. [16].

Осилив главную пароходную линию по р. Лене, Н.Е. Глотов принялся за освоение притоков. Первым из них стала р. Витим, по которой он в 1901 г. открыл срочное почтово-пассажирское сообщение. Следующими его шагами стали установление в 1905 г. сообщения по линиям: Якутск – Булун, Якутск – Вилюйск – Сунтары, Якутск – Усть-Мая. При этом он совершал их без порейсовой платы, но получил за это из казны 40 тыс. руб. беспроцентной ссуды, со сроком погашения два года [17].

Н.Е. Глотов стал постепенно приобщать к своему делу и сыновей, Николая и Константина. Вместе с ними он образовал товарищество «Н.Н.К. Глотовы». После истечения действия большого договора товарищество подписало договор с Управлением внутренних водных путей и шоссейных дорог Министерства путей сообщения на устройство и содержание почтово-пассажирской линии от Усть-Кута до Якутска сроком с 1 января 1908 г. по 31 декабря 1917 г. [18].

По договору от 19 мая 1909 г. Торговый дом А.И. Громовой взялся за содержание линии Якутск – Булун, остальные линии (Якутск – Вилюйск – Сунтары, Якутск – Нелькан) остались за товариществом «Н.Н.К. Глотовы». По завершении в 1913 г. пятилетнего срока этих договоров их стали продлевать ежегодно, вплоть до навигации 1917 г. Увеличивалось и число пароходов Глотовых (в навигации 1915 г. по Лене их было двенадцать) [19].

После кончины в 1911 г. Николая Егоровича Глотова его сыновья успешно продолжали дело отца. Но в России произошла Октябрьская революция и установилась Советская власть.

Подписанный председателем Совнаркома В.И. Лениным 27 января 1918 г. декрет «О национализации торгового флота» гласил: «Объявить общей национальной неделимой собственностью Советской Республики судоходные предприятия, принадлежащие акционерным обществам, паевым товариществам, торговым домам и единоличным предпринимателям, владеющим морскими и речными судами всех типов, служащими для перевозки грузов и пассажиров со всеми движимыми и недвижимыми имуществами, активами и пассивами таких предприятий» [20].

Так была предопределена и судьба товарищества «Н.Н.К. Глотовы». Однако труды Глотовых не пропали даром. Построенные ими пристани стали речными портами, мастерские и затоны – надежной базой для Ленского речного флота. Настало время достойно оценить труды Великого Труженика и Первопроходца – Н.Е. Глотова.

В 2005 г. ленским речникам, преемникам Глотовых, предстоит открыть 110-ю, юбилейную навигацию на р. Лене.


Литература

1. Государственный архив Иркутской области (в дальнейшем – ГАИО), ф. 31, оп. 3, д. 308, л. 3.

2. Там же, л. 12.

3. Там же, л. 65, 70 об.

4. Гузенков С.В. У истоков пароходства на Лене // Земля Иркутская. – 1998. – № 10. – С. 50.

5. ГАИО, ф. 31, оп. 3, д. 308, л. 16, 59, 67.

6. Арутюнов Г. По Большой сибирской реке // Земля Иркутская. – 2002. – № 3. – С. 60.

7. ГАИО, ф. 24, оп. 12, д. 234, л. 11, 21 об.

8. Там же, ф. 31, оп. 3, д. 317, л. 48-50.

9. Там же, ф. 24, оп. 12, д. 234, л. 37.

10. Там же, ф. 31, оп. 3, д. 317, л. 27.

11. Там же, л. 84.

12. Там же, д. 325, л. 29-34.

13. Там же, л. 50, 54-57 об.

14. Там же, оп. 1, д. 116, л. 7-11.

15. Там же, оп. 3, д. 344, л. 1 об.; Арутюнов Г. По Большой сибирской реке // Земля Иркутская. – 2002. – № 3. – С. 61.

16. ГАИО, ф.31, оп. 1, д. 116, л. 1-6.

17. Там же, оп. 3, д. 384, л. 1.

18. Там же, ф. 782, оп. 1, д. 5, л. 155 об.

19. Казарян П.Л. Пути сообщения в Якутии // Дороги Якутии. – М., 2004. – С. 88.

20. ГАИО, ф. 782, оп. 1, д. 15, л. 6.


Казарян Павел Левонович
доктор исторических наук, профессор, академик РАЕН, главный научный сотрудник Института гуманитарных исследований АН РС(Я), внештатный научный консультант Министерства транспорта, связи и информатизации РС(Я).


`На
`Институт
Яндекс.Метрика